«Рисовые шарики» или на встречу с Моби Диком

Этот день обещал быть насыщенным эмоциями и приключениями. Рано утром мы отправлялись на противоположную оконечность острова, и там нас ждало невероятное!

Не считаю нужным останавливаться на моменте пробуждения, завтрака и нашей дороги до местной достопримечательности – аэродрома, который обслуживал целых три внутриостровных рейса и один «международный», летавший на соседний остров.

Здание аэродрома оказалось совсем крошечным строением, не более вокзала в каких-нибудь подмосковных Подлипках. Ухоженное, сложенное из очень светлого, практически белого камня и крытое, следуя креольским традициям, высушенным и плотно связанным тростником, оно смотрелось очень живописно. Как только наша группа, состоящая из двух дюжин разномастных и разновозрастных граждан различных стран, с шумом втекла в здание аэродрома, то сразу попала в руки милой молодой темнокожей женщины в белой униформе, с повадками воспитателя детского сада. Она успевала одновременно улыбаться, быстро говорить, жестикулировать и при этом постоянно держать всю нашу группу под пристальным наблюдением. В течение десяти минут была проведена перекличка, каждому розданы посадочные талоны, проштампованы и опять собраны. Последние напутствия нашей «воспитательницы», взмах ее руки в сторону стеклянной двери с надписью «выход в небо» − и вот уже мы дружно выплеснуты на аккуратный газончик, отделяющий здание аэродрома от взлетной полосы.

В самом конце (а может, это было самое начало) взлетной полосы дремали два самолетика, так похожие на игрушечные из детских мультиков. Один крепко спал, закрыв глаза полинявшим брезентом, а другой пытался пробудиться. Это определялось по отсутствию накидки и по открытому состоянию двери овальной формы, причудливо похожей на люк. 

К люку вела металлическая раскладная лестница. Хвостовая часть самолетика была покрашена веселенькой желтой краской, а борта привлекали вниманием какими-то надписями, видимо, вещавшими о радости предстоящего полета.

Протиснувшись через узкость входного отверстия, мы оказались в салоне, очень похожем на нутро наших маршруток, только побольше раза в два. Такие же сиденья, обтянутые веселенькой тканью, попарно прикручены к полу, из той же ткани сделана и внутренняя обивка. Отличия просматривались только в том, что окна имели круглую форму, а все сиденья оборудованы ремнями безопасности.

Не буду перегружать вас описанием полета, только скажу, что мы сумели пронзить пространство и время, то есть 250 километров расстояния и 45 минут времени. В результате нас встретил такой же аэродром, что и тот, из которого мы вылетали, просто брат-близнец.

И вот уже два микроавтобуса, пристроившись в хвост друг к другу, мчат нас по шоссе, идущем вдоль берега. Справа через кроны деревьев проглядывает поверхность бескрайнего моря, а слева за окнами нас сопровождают густые заросли. В них постоянно мелькают взъерошенные пальмы, перемежающиеся с какими-то незнакомыми нам деревьями, поражающими своими огромными разлапистыми листьями. Иногда промелькивают пышные кусты, сплошь усыпанные бледно-лиловыми цветами. И вся эта ботаника плотно увита лианами и вьюнами. Одним словом – красота!

Мы приближаемся к нашей цели – заливу Самана, что является воротами в морской заповедник Банко-де-ла-Плата.

Нужно оговориться, что пока мы «пронизывали пространство и время», погода начала выказывать свои капризы и затянула все небо не очень приветливыми серенькими облаками. Они нависали и кучерявились, пугая всех возможностью начала дождя.

И вот мы въехали в конечный сухопутный пункт – небольшую милую деревеньку, в центре которой возвышалось единственное двухэтажное каменное здание. От береговой кромки в сторону залива тянулся узкий и непропорционально длинный причал, выстланный белесым от солнца и соли деревом. С правой стороны причала покачивалось неширокое вытянутое судно с брезентовым навесом. Внешне оно очень походило на наш, до боли знакомый, речной трамвайчик.

На причале нас встретил улыбчивый смуглый юноша, видимо, портовый работник, и раздал каждому пластиковый пакетик, внутри которого находился ярко-синий плащ с капюшоном, непромокаемый, из плотной пленки. Мы послушно взошли на борт, хором натянули на себя противодождевое одеяние и заняли понравившиеся места. Наш трамвайчик заурчал своей утробой, выплюнул облачко темного дыма, взбил в пену воду за кормой и начал медленно двигаться навстречу морским просторам.

Внутреннее урчание постепенно увеличивалось, нарастало, тон его стал переходить из урчания в рык, и вот уже наш трамвайчик превратился в стремительную ракету, мчащуюся к приключениям. Экстерьер нашей группы тоже изменился. Все как-то одновременно притихли, схватились за поручни, расположенные на передних креслах, и на лица напустили очень решительное выражение. И вся наша группа, укутанная в непромокаемые плащи с капюшонами, стала похожа на стаю бесстрашных синих пингвинов, устремившихся куда-то вдаль.

Все было ничего, пока мы не выскочили из защищенной бухты на морской простор. Здесь явно усилился ветер, а вместе с ним и волнение. Несильное покачивание перешло в ска́чки по большим кочкам. При этом изредка, когда наш болид ловил бортом волну повыше, каждому из нас в лицо прилетало не меньше ведра взбитой в пену морской воды. Становилось веселее!

Для того, чтобы на «кочках» не слишком сильно травмировать бесценные нижние части наших тел и минимизировать повреждения конструкций наших организмов о пластиковые сиденья, приходилось вести себя иначе. Нужно было стоять на полусогнутых, пружинящих ногах, надежно ухватившись за поручни впереди обеими руками и ни в коем разе не опускаясь на сиденья. При этом обязательно нужно улыбаться и крутить по сторонам головой, делая вид, что вам очень интересно. Это необходимо для того, чтобы «не потерять лицо» перед окружающими ну и, конечно, свое самоуважение.

Представили картину? Тогда вы понимаете, что стайка решительных синих пингвинов магическим образом превратилась в табунчик остолбеневших, но очень любопытных синих кенгуру, зачем-то уходивших в открытое море на свихнувшемся на скорости речном трамвайчике.

Так прошло около часа. Последние, самые высокие прибрежные пальмы уже давно скрылись в серой дымке. Нас окружало бесконечное море…

Наконец, мотор сбросил обороты, скорость сразу упала, и всех накрыла вопиющая тишина. Через несколько секунд хриплый голос нашего шкипера проскрипел из рулевой: «Смотрите внимательнее, они должны быть здесь. Где-то рядом!». И моментально все капюшоны начали крутиться в разные стороны, вытягиваясь на шеях в направлении моря. Так, в гнетущем ожидании, прошли 5, 10, 15 минут.

И вот уверенный голос разорвал тишину: «Два румба по правому борту, не более двух кабельтовых!». Я пошутил… конечно же, все было не так! А было: «А-а-а-а-а! Вона! Вона! Вау! Ух ты!». Взоры всех метнулись в сторону вытянутой руки, а там, действительно, было ВАУ!

Огромный, блестящий на воздухе горб гигантской спины вздулся над водой. Немного задержавшись на поверхности, он начал неспешно перетекать под воду. Перед тем, как окончательно скрыться, он выбросил вверх черную поверхность хвостового плавника.

С секундной задержкой он рухнул в воду, вздыбив целый фонтан водяных брызг. Все молчали, пораженные увиденным. Не прошло и полминуты, как рядом вынырнуло тело еще одного кита. Он торжественно показал свой красивый светлый бок с крылом грудного плавника, по размеру не уступающим крылу самолета, на котором мы сюда прилетели. Потом еще один, потом еще, еще… Представление продолжалось не менее получаса. Было похоже, что киты, эти великие странники, устроили для нас завораживающее действо, хотя все понимали, что мы здесь не при чем. Закончилось все так же неожиданно, как и началось. Пора было возвращаться к спокойствию приютившей нас бухты.

Наше приключение подходило к своему логическому завершению. Услужливый портовый юноша лихо отшвартовал наш запыхавшийся речной трамвайчик к родному для него причалу. Помог всем сойти с борта на пирс и услужливо собрал у всех так замечательно пригодившиеся дождевики. А под навесом, недалеко от пальмовой рощицы, нас ждали накрытые столы. Накрытые для всей нашей компании.

Описывать все, чем нас угощали, я не буду, так как это была традиционная еда, с легкими креольскими напевами, предназначенная для туристов. Тушеные овощи, на выбор курица или рыба, политая пряным острым соусом. Напиток на основе сока сахарного тростника и большое блюдо с порезанными свежими фруктами. Все это было любопытно, но не ярко. А вот десерт меня приятно удивил и порадовал. И именно на нем мне хочется остановиться.

Сначала мы с вами попробуем представить его и вкусить мысленно, а уж потом я расскажу, как его готовить.

Итак! Представьте плоскую тарелку, чуть коническую, скрученную из бананового листа. В углубление положены несколько шариков, слепленных из ароматной густой рисовой каши с вкраплениями небольших кусочков сухофруктов, шарики обвалены в ореховой крошке. В нашем случае это была кокосовая крошка. Все это залито толстым слоем пюре из ароматного свежего манго. Я не смогу воспроизвести название этого десерта, помнится, что в переводе с креольского оно означало то ли «пробуждение», то ли «возрождение», то ли «рассвет», в общем, что-то подразумевающее «начало начал».

Вы берете банановую тарелку, наполненную вкуснятиной, и идете к самому урезу воды. Садитесь на еще теплый мельчайший коралловый песок. Перед вашими ногами плещутся ласковые барашки прибоя, тихо нашептывая вам сказки Карибского моря.

Зачерпываем ложкой один шарик и пюре побольше, теперь − моментально в рот. Не спеша начинаем разжевывать и наслаждаться. Сначала сочная манговая мякоть яркой волной обволакивает ваше нёбо, потом проявляется ощущение риса с налетом ванили, и в конечном итоге разрозненные вкусовые нотки сливаются в симфонию вкуса, которая уносит ваше сознание к бесконечному тропическому небу.

Ну что, друзья, вам уже не терпится начать готовить?!

Тогда приступим. Подготовим необходимые продукты.

  1. Рис – 150 г. Немножко о рисе. Нам потребуется такой рис, который содержит много крахмала в своих зернах. Как правило, это сорта круглого риса. Именно из них получается самая хорошая каша-размазня.
  1. Кокосовое молоко или кокосовые сливки – 300 мл.
  2. Крупные спелые манго – 2 шт.
  3. Кокосовая стружка – 40 г.
  4. Ванильный сахар – 1 пакетик.
  5. Сушеные фрукты (мы взяли сушеную райскую дыню) – 200 г.
  6. Может потребоваться 50-70 мл хорошего рома. При его отсутствии можно взять приличный бренди, но это будет не совсем правильно.

Шаг первый – нарезаем сушеные фрукты небольшими кубиками. Сильно мельчить не нужно, при еде они должны чувствоваться кусочками. Помещаем их в пиалку и заливаем ромом. Если вы планируете угощать детей, то обязательно замените ром обычным фруктовым соком. Если сухофрукты достаточно мягкие на ощупь, то для детей можно и вообще не замачивать их. А вот для взрослых ром придаст кусочкам неповторимую вкусовую фактуру. Замачиваем ненадолго – минут на 15-20. 

Шаг второй – готовим рис. Многие хозяйки считают необходимым перед варкой хорошенько промыть крупу. Во многих случаях это оправданно, но не сейчас. Промывая рис, мы смоем так необходимый нам крахмал. Я предпочитаю этого не делать. Для приготовления риса берем кастрюлю желательно с толстыми стенками. Сначала вливаем в нее кокосовое молоко или кокосовые сливки, наполовину разведенные водой, и доводим до кипения. После чего всыпаем необходимое количество риса. Добавляем ванильный сахар и соль на кончике ножа. Убавляем огонь до слабого и оставляем вариться на 20 минут. Нужно кашу часто помешивать, каждые 3-4 минуты.

Шаг третий – вылавливаем кусочки сухофруктов из рома (или сока). Дальнейшую судьбу рома вы можете решить по своему настроению. А кусочки сухофруктов помещаем в рис через 10 минут после того, как он закипел. Получается, что вместе с рисом они будут вариться 10 минут.

Нам нужно добиться такого состояния рисовой каши, когда она перестанет стекать с ложки и при переворачивании ложки будет оставаться прилипшей к ней, а не падать обратно в кастрюлю. Каша нам необходима достаточно крутая. Если 20 минут для этого не хватило, то продолжайте ее варить до приобретения нужной консистенции. И, конечно, не забывайте постоянно помешивать.

Шаг четвертый – рисовая каша готова. Она достаточно плотная и источает обворожительный тропический запах. Поверьте, именно так пахнут тропические острова. Снимаем с огня и даем ей остыть до комнатной температуры.

Шаг пятый – нам необходимо из рисовой каши накатать шарики размером с небольшие фрикадельки и каждый шарик обильно обвалять в кокосовой стружке. Нужно отметить, что если кому-то не нравится кокосовая стружка, то можно обвалять шарики в крошке любых других орехов, но мне очень нравится именно кокосовая стружка. Далее шарики кладем в прохладное место, там они станут более твердыми.

Шаг шестой – теперь займемся манго. Очищаем от кожуры, удаляем косточки, мякоть нарезаем кусками. Помещаем куски манго в блендер и превращаем их в однородное пюре.

Наш десерт готов. А теперь несколько слов о том, как его подать.

Можно сильно не утруждаться и использовать креманки или пиалки, но для того, чтобы создать незабываемую атмосферу праздника, найдите в магазинах банановые листья. Они появляются в крупных супермаркетах. Аккуратно вырежьте из листа круг размером с десертную тарелку. Острым ножом сделайте надрез от центра до края. Нахлестните края разреза друг на друга и получите плоскую коническую тарелку из бананового листа. Там, где края нахлестываются друг на друга, скрепите их зубочистками или декоративными шпажками.

 

В получившуюся тарелку положите два-три рисовых шарика и обильно залейте их манговым пюре.

И наслаждайтесь этим божественным вкусом, подкрепляя его легендарной «Пина Коладой». (рецепт см. По следам сборщиков какао-бобов или «Мангово-банановый мусс» и «Пина Колада»)

 

А если это лакомство вы приготовили для ватаги детишек, то рассадите их кружком, каждому дайте по банановой тарелке с рисовыми шариками, сами же возьмите книгу старины Дефо и начните читать приключения Робинзона Крузо на одном из тропических островов.

 

Приятного всем аппетита!

Всегда ваш, Дон Педро!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.