«Устричный ликбез» в 3-х частях. Часть III. Ремарка. За оранжевым солнцем или «Ангелы-наездники». - Дон Педро - Кулинар

«Устричный ликбез» в 3-х частях. Часть III. Ремарка. За оранжевым солнцем или «Ангелы-наездники».

Начало см. 

«Устричный ликбез» в 3-х частях. Часть I. Вечеринка. Устричный шутер.

«Устричный ликбез» в 3-х частях. Часть II. Чуть больше, чем еда! Устрицы РОКФЕЛЛЕР.

Неожиданный телефонный звонок заставил Дона Педро вздрогнуть. Он уже собирался выходить на улицу, спеша на встречу с кулинарным коллегой из далекой восточной страны.

– Я слушаю, – с нетерпением в голосе бросил он в трубку телефона.

– Привет, умник! – голос Лиса звучал как-то ехидно и не предвещал ничего хорошего.

– Тебе чего? Я спешу, и у меня совершенно нет времени.

– Вечером у тебя найдется время для лучшего друга? – Лис был невозмутим.

– Да, вечером найдется. А что случилось и что за спешка?

– Я вчера прочитал твой опус про жареные устрицы «Рокфеллер». У меня возникли сомнения, вернее не сомнения, а просто непонимание. И мне хотелось бы прояснить наши разногласия по вопросу мировосприятия.

– Рыжий, они не жареные, а запеченные, и вообще ты откуда слова-то такие знаешь? Ты их всю ночь заучивал? Чтобы похвастаться передо мной? Я очень спешу и поверь, очень рад, что ты узнал такие красивые слова. Ладно, приходи вечером, и мы обсудим с тобой значение слов «опус» и «мировосприятие». Хорошо?! А сейчас мне нужно бежать.

– До вечера, Вислоухий! И будь добр, приходи с Ляпин. Она же гостит в нашем городе.

Только Педро хотел категорически отказаться приглашать Ляпин, так как он очень боялся за выходки друга, но телефонная трубка пропела сигнал отбоя короткими гудками.

За множеством встреч и важных дел, обещание вечером встретиться с Рыжим как-то совсем размылось и практически стерлось из памяти Педро. Но когда он уже подходил к дому, пришло сообщение: «Не забудь Ляпин»,  – и Педро опять накрыло легкой шалью паники…

Чайник начинал весело пофыркивать. Педро непрерывно рассказывал какие-то заумные вещи о значении для организма тех или иных продуктов, о витаминах, углеводах и другой полезной всячине. Ляпин сидела в уголке кухни на высоком барном стуле, который в свое время припер откуда-то Лис, сказав, что его дали ему в баре на сдачу. В общем, царила безмятежная идиллия, пока с грохотом не открылась входная дверь. И громкий и радостный голос Лиса разрезал покой на мелкие кусочки.

– Эй, хозяин! Не бойся – это я! Вылезай из укрытия и помоги другу управиться с пакетами.

Дон Педро выскочил из кухни и через несколько секунд уже тащил какие-то пакеты и пакетики в сопровождении Лиса.

– Здравствуйте, милая барышня! – Лис галантно поклонился и зачем-то подмигнул Педро, чем окончательно вверг его в замешательство.

– Привет, Лис! Я тоже рада тебя видеть! – нисколько не смутившись, произнесла Ляпин.

Лис по-хозяйски прошел к столу. Не спрашивая разрешения, запихнул себе в рот пирожное из общей вазы и, с преогромным удовольствием причмокивая, съел его.

– Ну и? Что ты хотел обсудить, и зачем потребовалось присутствие Ляпин? – несколько подозрительно произнес Дон Педро.

Лис немного помедлил, собираясь с мыслями. Налил себе целый стакан воды, выпил его, не отрываясь, и начал говорить, в большей степени обращаясь к Ляпин:

– Вчера я внимательно прочитал рассказ Педро о знаменитом рецепте запеченных устриц «Рокфеллер». Он, как всегда, очень красиво и вкусно описал его. Его рассуждения и ассоциации безупречны и очень красочны. Я понимаю – белые скатерти, губки-пальчики, накрахмаленные жабо… Все это здорово и, конечно, имеет право на существование, но… Но мне захотелось рассказать про еще один рецепт приготовления устриц, сопроводив его историей из моей жизни, и дать попробовать вам хотя бы чуточку от тех устриц, которых довелось попробовать мне в далеких краях.

Читайте также:  Коктейль "Папа дабл"

Это случилось на мысе Санта Каталина, что по левому борту в Гибралтарском проливе, если идти из Средиземного в Атлантику. Там есть старый маяк, который уже очень давно оберегает моряков от коварных камней, выступающих кинжалами в Гибралтаре. А на этом маяке – не менее старый смотритель. Замечательный человек и знатный рассказчик. Познакомил меня с ним мой дружок – рыбак-марокканец из Сеуты. Так вот, однажды пригласил меня старый Абуна (так звали смотрителя) погостить у него на маяке. Я с преогромным удовольствием согласился.

В один из этих дней я бродил с утра вдоль каменистого берега, любуясь лазурным горизонтом и мысленно провожая трудяги-корабли, проходящие проливом. К обеду вернулся к маяку, несколько уставший и проголодавшийся. И застал прелюбопытнейшее зрелище. На старенькой открытой площадке, в капитанской фуражке, на потертом брезентовом кресле, вразвалочку восседал старый Абуна, а вокруг него сидело не меньше дюжины босоногих разновозрастных мальчишек. Все они, затаив дыхание, слушали, что рассказывал старый смотритель.

Сегодня была леденящая кровь история о маяке-призраке. Он появлялся в ночи в самых коварных местах и заводил корабли туда, где море и рифы, подобно морскому дьяволу, проглатывали корабли вместе с такелажем и командой за считанные секунды. Старик знал несметное количество морских историй и, как потом выяснилось, с удовольствием рассказывал их местным мальчуганам. А взамен они приносили ему только что пойманную ими рыбу или ракушки. И сейчас в тенечке стояла корзинка, любовно укутанная мокрыми водорослями. Стараясь не мешать рассказчику, я приподнял зеленые локоны водорослей, и передо мной предстали замечательные, крупные дикие устрицы, которых наловили мальчишки, что постарше, сегодня с утра.

– Выпей парочку, – пробасил в щетину старый Абуна, – до ужина еще далеко. Или поищи чего на кухне.

Я поднялся в свою комнату, вытянулся на матрасе и моментально окунулся в сладкий сон. И, конечно, мне снились корабли, чайки и стройные пальмы на дальнем берегу. Вырвал меня из сладких объятий Морфея все тот же раскатистый бас:

– Если ты сейчас же не спустишься, то пропустишь не только ужин, но и красивейшее зрелище из всех, что даровал нам Создатель.

Быстро одевшись, я вышел на улицу. И был немного удивлен, что огромное солнце уже не висело над головой, а начало свое гордое движение к горизонту. Наступал жаркий средиземноморский вечер.

– Значит так, сынок! За тобой очаг – это раз. Отварить и почистить батат – это два. Принести из дома еще одно кресло и дверцу от рундука, она прислонена к стене, будет нашим столом – это три. Сходить в свою комнату и принести тот душистый табачок, которым так заманчиво от тебя попахивает – это четыре. Справишься?

– Да, капитан. Я мигом! – шутливо козырнул ему я.

Батат я легко нашел на кухне. Моментом помыл его и поставил вариться.

Далее – очаг. Он-то был на месте, выложен камнями по все правилам, но где дрова или хотя бы хворост? Я вопросительно посмотрел на старика, который с любопытством наблюдал за моими действиями. Он молча кивнул в сторону берега, и широким жестом руки воспроизвел свои мысли о береговом просторе. Я было метнулся к берегу за выброшенными морем ветками и корягами, превратившимися под жарким солнцем в превосходные сухие дрова, но голос Абуна затормозил меня:

Читайте также:  Овощные блюда

– Эй, мне нужен стол! А это числится за тобой.

Я вприпрыжку сгонял в помещение маяка и приволок дверцу. Положив ее на четыре валуна, служащие «ножками для стола», я, весело посвистывая, помчался за сушняком…

И вот уже радостно постреливают горящие в очаге дровишки. Старик уверенно вскрыл последнюю раковину, отложил нож и сладко потянулся, разминая спину.

– Так, устрицы готовы. У тебя не перекипит батат? Это, брат, такая штука, что совсем не любит когда его переваривают. Сходи, проверь. ugliweb-4286184

И он оказался прав, было самое время убирать батат с огня и сливать воду. После чего, требовалось очистить его от шкурки и порезать круглешками. Снова положить в кастрюлю, сбрызнуть оливковым маслом, а кастрюлю укутать в одеяло, чтобы еще немного потомилось и не остыло.

Тем временем сумерки уже начали спускаться на засыпающее море. Уже апельсиновый круг солнца почти наполовину утонул где-то в Атлантике, а очаг совсем прогорел, устелив все вокруг пышущей жаром подушкой из углей.

Старик поднял голову, долго и очень внимательно всматривался в тонкую линию горизонта. После чего сказал: «Пора!» – и поднялся. Он прошел в здание маяка и через несколько минут, как будто живой, луч прорезал сгущающиеся сумерки над поверхностью моря. mayak-7560013

Абуна вышел, неся в одной руке сверток, а в другой – глиняный кувшин. Это он поставил на стол. Из-под стола достал прокопченную решетку и накрыл ею переливающиеся угли.

Из свертка он выложил на стол небольшой кусок сыра сельского приготовления, нарезанный тонкими длинными полосками бекон, пару луковиц и бутылочку с острейшим перцем чили. Отдельно он положил пучок свежей зелени.

– Учись, сынок, как из простых даров моря можно приготовить нечто божественное. Распластай на столе бекон, на него положи мясо устрицы, вынутое из раковины. Посыпь ее мелко покрошенным сыром. Теперь взбрызни все острым соусом и сверху положи пару веточек зелени. А теперь сверни очень плотно, как будто крутишь табачный лист. Возьми обструганную тонкую палочку, хорошенько вымоченную в воде, чтобы не сгорела, и аккуратно насади. Жаль, что нет молоденьких помидорчиков – хорошо бы им прижаться к нашей скруточке с обеих сторон. И так же очень бережно подготавливаем все остальные устрицы, нанизывая их на палочки. Теперь ровненько раскладываем их над нашими углями на решетке. Печем их очень быстро – буквально пару-тройку минут с каждой стороны – и они уже готовы. Теперь бегом за бататом, а то все остынет!

Когда я примчался с кастрюлей, все уже было готово, и даже луковицы почищены и порезаны кольцами. Старый Абуна по-хозяйски налил из кувшина в приготовленные стаканы прохладного молодого вина. И взяв в одну руку стакан, в другую – шпажку с устрицей, произнес:

– А теперь посмотри, сынок, туда, где краешек солнца еще виден над гладью горизонта. Смотри внимательно, очень внимательно и даже не моргай! Тебе, сынок, нужно увидеть заход до самого последнего лучика. И если ты на самом деле любишь море, то оно позволит увидеть тебе зеленый луч. Это самый-самый последний лучик заходящего солнца, и он отмечает яркой зеленой вспышкой только тех, кто видит всю эту красоту, у кого море в душе, для кого звук прибоя есть самая божественная музыка!

Читайте также:  Томатный крем-суп с клубникой

И мы так сидели: молча, не моргая и даже не дыша, – и я могу поклясться всем, что у меня есть, – я его увидел. Зеленый луч! luchweb-3735391

Чуть позже старик продолжил:

– Сынок, взгляни на этих красавиц, — он держал перед глазами шпажку, внимательно и даже как-то нежно рассматривая устрицу, одетую в поджаренный бекон и сочащуюся ароматным соком, — называются они «Ангелы-наездники». И я могу поклясться последней рубашкой, что они достойны так называться!

От автора: «Angels on horseback» («Ангелы-наездники» или «Ангелы на лошадях» ) – горячая закуска – устрицы, обернутые полосками бекона и жаренные на решетке гриля. Подается эта закуска, как правило, в англоговорящих странах в качестве аперитива.

Потом мы еще долго сидели под огромным звездным небом, говорили обо всем, курили ароматный голландский табак, пили вино и ели сочнейшие рулетики с устрицами, заедая их сладковатым бататом.

Это было очень давно, но воспоминания о том вечере и вкус запеченных c беконом устриц сопровождают меня всю дальнейшую жизнь. И слова старого труженика моря всплывают у меня всегда: когда мне хорошо и когда паршиво, когда весело и когда накатывает грусть.

И старого Абуна давно нет с нами, но я верю, что душа его вселилась в альбатроса, который непрерывно парит над волнами, пролетая сотни и сотни километров и зажигая дальние маяки, тем самым оберегая моряков в их нелегком труде. albatrosweb-3897372

sarweb-9943677

– Так вот, мои друзья, я пригласил вас сюда, чтобы попытаться воспроизвести тот рецепт, который был подарен мне добрейшим человеком, романтиком, тружеником моря – старым смотрителем маяка Абуна.

Дон Педро кашлянул, Ляпин шмыгнула носиком.

– Ну что загрустили? Давайте за дело!

И все хором начали распаковывать пакеты.

Для этого рецепта не требуется большого количества продуктов. Его красота в его простоте и свежести.

  1. Несколько свежих крупных устриц.
  2. Бекон полосками по числу устриц.
  3. Кусочек твердого сыра.
  4. Несколько свежих помидорчиков (мы взяли черри).
  5. Острый соус чили.
  6. И по желанию, лимон и зелень.

p1330745-6592462

Начинаем с того, что вскрываем устрицы и аккуратно отделяем мясо устрицы от створки.

Расправляем полоску бекона и выкладываем на нее мясо устрицы. Посыпаем натертым сыром. Несколько капель острейшего соуса. Расправляем на устрице пару веточек зелени.

Сворачиваем все в плотный рулетик и поперек насаживаем на подготовленные деревянные шпажки.

Разрезаем пополам черри и, с двух сторон нанизывая их, прижимаем к нашему рулетику. p1330781-1266473

Подготовленные шпажки с рулетиками раскладываем на решётки так, чтобы они не прислонялись друг к другу.

Духовка должна быть разогрета до 200 градусов. Засекаем 7 минут, по истечении которых включаем гриль и внимательно смотрим, когда наши рулетики подрумянятся.

Все, нежнейшее блюдо готово. ustr2web-5898449

Теперь остается выжать немного лимончика на них и получить бесконечное удовольствие от этого блюда.

Да, чуть не забыл, обязательно поднимите бокалы за старину Абуна и за всех тех, кто в это время находится в море!

Всегда с Вами, неразлучная троица – Дон Педро, Рыжий Лис и мадемуазель Ляпин!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Дон Педро - Кулинар
Adblock
detector